Я получаю всё...

Кроме того что хочу больше всего

Итак, пришло время поговорить о гипермотивации. Что это такое? Это очень-очень сильное желание получить что-то или достичь цели. Такая сверхмотивация. Казалось бы, это должно быть хорошо. Чем сильнее мотивация, тем больше человек вкладывается в достижение своей цели, а значит, тем больше шансы на успех... Ан нет. На самом деле не всё так однозначно, и часто происходит совсем другой эффект. Как это бывает? В начале ХХ века были такие замечательные люди Роберт Йеркс и Джон Додсон, которые проводили всякие эксперименты над животными. И в процессе этих экспериментов выяснили они такую штуку, что возрастание мотивации ведет к увеличению эффективности деятельности, но... только до определенного предела. При дальнейшем же росте этой самой мотивации, эффективность деятельности начинает падать. Так был установлен один из не так уж многих четких законов психологии, который был назван в честь своих открывателей законом Йеркса-Додсона или законом оптимума мотивации.

Позже все это было проверено на людях, которым предлагалось решать головоломки за деньги. За небольшой выигрыш старались тоже не особо, при возрастании суммы, возрастала включённость в решение, после же того, как сумма награды превышала определенный уровень, увеличивалось количество ошибок.

Давайте посмотрим, что же происходит тогда, когда хочется слишком сильно? И вообще, слишком сильно это как? Когда это «слишком» нарисовывается перед моим «хочу»?

Дело в том, что в психологии, да и просто по логике вещей, мотивацию можно разделить на два вида — позитивную и негативную. Кнут и пряник по-простому. А еще есть такие названия как мотивация успеха и мотивация избегания. Мотивация успеха возникает тогда, когда позитивная мотивация преобладает над негативной. В смысле того, что я больше радуюсь предвкушению бонусов, которые я получу от своего результата, чем боюсь последствий своего провала. И наоборот, если цена неуспеха слишком фатальна, то меня захлестывает тревога, и я начинаю нервничать и ошибаться, или вместо сосредоточения на процессе сосредотачиваюсь на борьбе с этой самой тревогой и попытках от нее избавиться. В результате эффект, разумеется, теряется, так как меньше энергии остается на, собственно, сам процесс достижения цели.

Исходя из вышесказанного, «слишком» может появляться в тот момент, когда цена неисполнения моего желания становится чересчур высокой. Например, вариант «если я не буду с ним/с ней, я умру». В этой ситуации желание избежать боли и «смерти» заставляет слишком сильно, например, подстраиваться под другого, от чего поведение становится, так скажем, несколько неестественным. Или слишком сильно цепляться и становиться таким образом навязчивым. Или даже быть агрессивным, что нормальных людей в общем-то пугает. Ну, и так далее.

В данном контексте может возникнуть вопрос — а как же все эти истории о людях, которые совершали невозможное? Выживали в невыживаемых условиях, например. Или восстанавливались после серьезнейших, практически безнадежных травм. Как там с героями? Возможно, вы удивитесь, но все работает и там. Когда человек достигает некоторого собственного «дна», он может от него оттолкнуться, обретая ощущение, которое выражается как «мне нечего терять». В этом случае остаётся только та мотивация, которая продвигает к цели, желание результата сильнее тревоги от его возможного недостижения.

Юлия Локтионова

Юлия Локтионова
Аналитический психолог (юнгианский аналитик)