Ребенок внутри и снаружи

Родители и дети

«Какая мука воспитывать!»
Фрекен Бок.

Эпиграф к данной статье выбран не случайно, поскольку особое внимание я бы хотел уделить, прежде всего, поведению родителей по отношению к собственным детям. Поэтому вместо общепринятой и устоявшейся формы «детско-родительские отношения» я буду иметь в виду «родительско-детские отношения».

Наиболее часто встречающийся запрос от родителей, опустив все обороты речи, можно сформулировать так: «почините моего ребенка». Это послание, как правило, зашифровано в таких формулировках: «он(а) плохо учится», «у него/нее нет мотивации», «он(а) плохо себя ведет», «он(а) не успевает в школе» и т.д.

В тот момент, когда запрос заключается в «техническом обслуживании» ребенка, он (ребенок) становится похож на автомобиль или сложное устройство, которое при поломке нужно срочно сдать в ремонт (отвести к психологу). Если обратиться к метафоре автомобиля, и представлять, что ребенок — автомобиль, тогда логично, что родитель должен быть в роли водителя.

Таким образом, в грубом приближении модель нашего взаимодействия с ребенком выглядит приблизительно также, как взаимоотношения водителя и автомобиля.

Семья представляет собой систему, где каждый из ее членов крайне важен, будь то родитель, ребенок, брат, сестра или дедушка с бабушкой. Большая система состоит из подсистем, например, родители-ребенок. Когда на консультацию к психологу приходит родитель, или, что реже, к сожалению, оба родителя с ребенком, как правило, все шишки начинают сыпаться на ребенка. В этой ситуации родители как бы говорят: «у нас все хорошо, а вот у него проблемы», или «мы, конечно понимаем, что мы неидеальны, но в данный момент нужно помогать ему/ей». И тот и другой подход в корне ошибочны.

В тот момент, когда к психологу приводят для работы ребенка и просят «починить» один элемент системы, это все равно, что в метафоре про автомобиль пригнать его в мастерскую и попросить автомеханика проверить двигатель не открыв капот.

Признавать свои родительские ошибки крайне трудно, неловко и страшно, потому что мы боимся осуждения со стороны окружения, про нас могут сказать, что мы плохие родители — это ловушка. Невозможно быть хорошим родителем не совершая ошибки, мы не боги.

Возвращаясь к семье, я еще раз хочу сказать о том, что это система, или дерево, если хотите. Дать психологу запрос только про ребенка, оставив себя в стороне, это все равно, что попросить вылечить болеющее дерево, работая только с одной веткой. Как это не было бы трудно, но начинать придется с корней.

Дети это не наша собственность и не наша точная копия. Дети уже несут в себе нашу частичку, а то какие части и как они будут развивать в себе дальше, во многом зависит от того, как мы поддерживаем и направляем их. Речь идет не только о материальной составляющей, но и об эмоциональной поддержке.

Обращаться за психологической помощью необходимо с позиции «мы идем к психологу, мы работаем вместе», а не «я его отведу, а психолог там разрулит». Даже если говорить о таком виде психологической помощи, как нейропсихологическая коррекция, например, где запрос всегда в большей степени про сложности ребенка, связанные с трудностями функционирования определенных зон мозга, даже в этом случае необходима отдельная психологическая работа с родителями.

У взрослых людей на протяжении всей жизни сохраняется детская часть психики, несмотря на то, что мы выглядим взрослыми, внутри нас продолжает жить маленький мальчик или маленькая девочка. Качество отношений с собственными детьми во многом зависит от того, в каких мы отношениях с ребенком внутри нас. Ему/ей тоже нужна помощь и внутренний диалог. Наши «внешние» дети (которых мы родили) замечательно и виртуозно улавливают, есть внутри нас диалог с собственной детской частью или нет, как мы относимся к себе и решаем возникшие трудности.

Например, мать, кричащая на своего ребенка, или отец, предъявляющий завышенные ожидания и требующий беспрекословного подчинения, вполне могут переносить отношения с внутренним ребенком на ребенка реального. В такой ситуации ни один психолог не сможет помочь реальному ребенку, которого привели на консультацию с целью решения только его (ребенка) проблем. Без поддержки другого психолога, который будет в этот момент работать с родителями мало, что получится.

Дорогие родители, давайте задумаемся, может быть, прежде чем привести ребенка со словами: «вот, поломался, почините!» стоит поразмышлять о том, что из происходящего внутри нас отражает наш «внешний» ребенок, до какой части внутри нас он пытается достучаться своим плохим поведением или нежеланием учиться. Почему шалости, неповиновение, плохие оценки в школе вызывают так много раздражения внутри нас. Ведь то, что мы чувствуем по отношению к поведению, или школьным оценкам нашего реального ребенка вполне может быть отражением недостаточного контакта с собой — со своим внутренним маленьким ребенком, которому время от времени тоже нужна помощь.

Дмитрий Комолов

Дмитрий Комолов
Психолог-консультант