Как формируется эмоциональная зависимость

История из детства

На консультацию к психологу часто приходят женщины с очень серьезными намерениями изменить себя. Далее при уточнении запроса рассказывают одну и ту же историю за исключением мелких деталей. Из неё становится понятно, что клиентка живет с мужчиной, который не зарабатывает денег, не участвует в воспитании детей, унижает и оскорбляет ее, поднимает руку, пьет, дебоширит, изменяет и т.д.. Женщина же в свою очередь работает, занимается бытом, воспитанием детей, содержит семью. А запрос ее звучит таким образом — «Как понять, чего он хочет? Как вести себя с ним, чтоб ему было со мной хорошо и он торопился домой к семье?» Или — «Как мне перестать раздражаться и обижаться на него. Помогите мне поставить себе мозги на место, может я себя постоянно накручиваю?» Вариантов бесконечное множество, но все они сводятся к одному — «Как стать для него еще более удобной и перестать чувствовать свои чувства. Если он уйдет, я не переживу».

Почему женщина не хочет уходить от такого мужчины, и, наоборот, хочет потакать ему еще больше, лишь бы не бросил?! Этот феномен очень распространен в нашей культуре, а психологи называют его со-зависимыми отношениями или эмоциональной зависимостью. И ответ здесь кроется в определенной структуре личности, а вовсе не в отсутствии силы воли и женского достоинства, как принято считать. И формировалась эта зависимость не в этих отношениях, а в гораздо более ранних и важных. Причины возникновения эмоциональной зависимости могут быть разные, но чаще всего этому подвержены люди с так называемым «оральным характером». Ниже я опишу процесс формирования такого характера, основываясь на материале книги «Психотерапия характера» Стивена М. Джонсона.

Эта история начинается с момента рождения, когда контакт с теплым, дающим телом матери — это все, в чем нуждается новорожденный организм. Ребенок, высасывая всю физическую эмоциональную пищу, которую только может принять, декларирует всем своим существом — «Ты мне нужна». Интимный телесный контакт — это принципиальное условие выживания новорожденного человека. Для него мать — это весь мир. Если только она действительно с ним, то ощущение контакта превращается в мир чудес, событий, наверное, самое близкое раю на земле! Однако слишком часто, почти всегда, рай оказывается утраченным, если мать недоступна, когда он в этом нуждается. Она может быть поблизости, но игнорирует его или не умеет им заняться, или же слишком необдуманно оставляет своего ребенка, обрекая его на чувство покинутости и беспомощности. Тогда, помня переживание удовольствия и ощущение боли утраты, ребенок своим естественным способом — плачем — пытается вернуть мать. Но, когда мать действительно возвращается, ему уже трудно поверить и привыкнуть к тому, что она будет доступна в случае необходимости. Страх перед разлукой увеличивается; ребенок тесно прижмется к матери, полный недоверия и страха возможного следующего разделения. В следующий раз, когда мать будет отдаляться, перепуганный голодный ребенок будет реагировать злостью. Если эта реакция злости будет встречать понимание и удовлетворение, то отчаяние от утраты будет переживанием лишь временным и развитие будет продолжаться. Однако, если это происходит часто и, контакт будет отсутствовать до момента, когда исчерпается вся энергия, которую ребенок аккумулирует в плаче и протесте, то его отчаяние примет вид хронической депрессии. Тогда кажется, что ребенок живет в состоянии непроходящей печали.

Теперь ребенок должен разрешить дилемму. Боль отчаяния слишком сильна, чтобы можно было с ней жить, и каждый раз, когда возникает потребность контакта, возвращается ощущение дискомфорта. Однако ничто не может заменить материнской заботы. Поскольку новорожденный еще не способен отличить внутреннее переживание в своем теле от переживаний внешнего мира, то ощущение голода он воспринимает как врага. Чтобы выжить, он должен будет отвергнуть свои чувства, в которых проявляются его потребности, занимая противоположную позицию: «Мне ничего не надо». Таким образом, развивающаяся личность научается обращаться против своих потребностей, а не воспринимать их.

Появляется состояние хронической жажды и одиночества. Чувства ребенка колеблются между отчаянием по поводу неудовлетворенного чувства пустоты и боязнью выразить его и, оказаться снова брошенным, потому что жажда «слишком сильна».

Однако, чтобы быть в состоянии приспособиться к требованиям внешнего мира, надо все-таки противостоять полному погружению в депрессию. И чтобы этого не произошло, человек с данной структурой личности склонен реализовывать фантазии орального удовлетворения — о хорошей жизни, безудержной страсти к еде, питью, наркотикам и т.д., т.е. попыткой воссоздать сладость переживания быть накормленным и успокоенным матерью.

Человек с оральным характером знает, как ждать, как тосковать по кому-то, кто принесет ему любовь, и когда найдет благодетеля, то прильнет к нему изо всех сил, чтобы никогда больше не испытывать одиночества. Результат такой привязанности ему видится радостью, но иногда типичные, чрезвычайно резкие перепады настроения показывают, что на самом деле это состояние пассивной зависимости.

Также, чтобы справиться с отчаянной тоской и парализующим страхом, появится ли когда-нибудь кто-нибудь такой, ребенок принимает решение превратить самоотрицание в достоинство собственного эго. Если кто-то из встреченных людей окажется дружелюбным и предложит возможность такого контакта, который мог бы разрушить нашу верность героическому решению о самоотречении, то необходимо выработать творческий компромисс, позволяющий вытеснить собственную потребность и в то же время удовлетворить ее. Каким образом? Благодаря принятию позиции человека «дающего и заботливого». Это метод достижения замещенного переживания материнской заботы через служение другим. Хорошо, если человек, на которого направляется собственная забота, реагирует позитивно; в противном случае настоящее чувство потерянности и депрессии вернутся.

Для такого человека счастье означает уверенность, что он никогда больше не испытает одиночества — что избежит повторной брошенности. Для того, чтобы гарантировать необходимый контакт и безопасность, самое распространенное средство — найти кого-нибудь, кто действительно нуждается в том же самом. Однако это — всего лишь иллюзия. Разочарование бывает глубоким.

Чтобы история любви орального характера имела удовлетворительное окончание, она должна описать полный круг — вернуться к процессу траура, повторного переживания утраты контакта с матерью и сопутствующего этому страха, тоски и ярости, и наконец завершиться тяжелой работой ради повышения качества органической способности к достижению, присвоению и высвобождению энергии, необходимой для роста зрелой формы любви.

Татьяна Червякова

Татьяна Червякова
Психолог-консультант